Ст.138.1 ук рф судебная практика

Все что нужно знать по теме: "Ст.138.1 ук рф судебная практика" с профессиональной точки зрения. По всем вопросам вы можете обратиться к дежурному юристу.

Статья 138.1. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Ст. 138.1 УК РФ в последней действующей редакции от 8 декабря 2011 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

Статья 138.1. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырёх лет, либо принудительными работами на срок до четырёх лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырёх лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Ст.138.1 УК РФ судебная практика

Актуальность публикации по состоянию норм закона на 01.06.2016.

Защита документов

В представленном материале изложен профессиональный взгляд с учетом личной адвокатской практики Павла Домкина на вопросы применения статьи 138.1. УК РФ. Использование, перепечатка публикации разрешается автором при условии размещения активной ссылки на первоисточник.

Тенденция последних лет – это резкий рост числа уголовных дел по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьей 138.1 УК РФ. Подавляющее большинство дел рассматривается в порядке особо производства, когда «виновник» признает свою вину, смиренно рассчитывая на назначение судом гуманного наказания. Появление новых обвинительных приговоров формирует у представителей правоохранительных органов ошибочное (по мнению автора) представление об отсутствии особых процессуальных сложностей в применении указанного уголовного закона, а пассивная позиция привлекаемых к ответственности лиц лишь способствует этому.

В редких случаях несогласия с предъявленным обвинением процессуальная позиция стороны защиты сводится к тому, что из содержания статьи 138.1 УК РФ не усматривается четкого определения о том, что является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации, а действующая нормативная база не содержит конкретного перечня специальных технических средств, ограниченных к обороту. Более того, признаки и критерии, по которым можно отнести технические средства к специальным, очевидным образом на уровне закона не закреплены.

Учитывая подобную неопределенность, органы предварительного следствия в рамках расследования уголовных дел, возбужденных по статье 138.1 УК РФ, предпочитают устранять «пробелы закона» с помощью экспертных заключений. Производство экспертизы поручается специалисту, обладающему специальными познаниями (как правило, в виде диплома о высшем техническом образовании), который при исследовании «подозрительного» устройства выявляет незадокументированные возможности, которые и служат основанием для принятия решения об отнесении устройства к числу специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (далее – «СТС НПИ»). В подавляющем большинстве случаев причисление изделия к СТС НПИ осуществляется на основании выявления, так называемого признака закамуфлированности скрытых возможностей, например, когда классическая шариковая ручка обладает технической возможностью аудиозаписи.

Российское правосудие безоговорочно и всецело доверяют подобным экспертным мнениям, постановляя на их основе обвинительные приговоры в отношении лиц, имевших неосторожность приобрести или осуществить иные действия с указанными техническим средствами.

Безусловно, согласно Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной и личной жизни. Законом не допускается несанкционированный сбор информации о гражданине без получения от него соответствующего согласия или минуя установленный порядок её негласного получения. В тоже время, почему закон делает такое резкое разграничение по правовым последствиям между фактами, когда разговор был записан с помощью правомерно приобретенного миниатюрного диктофона, который в силу своего размера просто не может быть заметен оппоненту, и ручкой с функцией диктофона, приобретение которой в соответствии со сложившейся судебной практикой влечет для покупателя наступление уголовной ответственности? И действительно ли такая ручка-диктофон вне закона? Учитывая отсутствие единообразного подхода к вопросу отнесения технических средств к числу СТС НПИ, искать ответы на подобные вопрос следует в первоисточнике, детально разбирая и толкуя действующий закон.

Как отмечалось ранее, правоохранительные органы самоустраняются в правовом разрешении вопроса о принадлежности технического средства к СТС НПИ, отдавая его на откуп экспертам, которые в подавляющем большинстве случаев не имеют никаких профессиональных полномочий в разрешении данного вопроса. (Сертификации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, — прямая и исключительная прерогатива ЦЛСЗ ФСБ России.) Законодательная неопределенность понятия СТС НПИ позволяют привлекаемым специалистам «штамповать» заключения об отнесении технических средств к числу ограниченных в гражданском обороте, не заботясь об обосновании законом своих выводов. Попробуем внести ясность относительно наличия в законодательной базе РФ правовых критериев, которыми обязан руководствоваться эксперт при подготовке соответствующего экспертного заключения.

[1]

Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ неоднократно разъясняли правоприменителям, что степень определенности понятий, содержащихся в уголовном законе, исходит не только из содержания формулировок самого закона, но из их места в системе нормативных предписаний.


Из совокупности положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» следует, что органами государственной власти, осуществляющими ОРД, допускается использование специальных и иных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (тайного) получения информации, т.е. специально рассчитаны на сокрытие самого факта контроля (наблюдения) за лицом, прослушивания телефонных и иных переговоров, обследования жилища, контроля и перлюстрации корреспонденции. Перечень СТС НПИ утвержден Постановлением Правительства от 1 июля 1996 года N770, в котором отдельно подчеркивается, что специальные технические средства имеют четкое целевое предназначение, а именно – негласное получение информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. При этом Федеральная служба безопасности Российской Федерации устанавливает порядок регистрации и учета специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, разрабатываемых, производимых, реализуемых, приобретаемых в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы.

Читайте так же:  Социальное пособие на погребение

Таким образом, из содержания вышеуказанных норм закона следует, что правовыми критериями признания технического средства СТС НПИ являются:

  • прямое предназначение технического средства для использования в оперативно-розыскной деятельности уполномоченными на то правоохранительными органами;
  • регистрация и учет технического средства в качестве СТС НПИ Федеральной службой безопасности РФ.

Сложившаяся на настоящий момент судебная практика свидетельствует, что осуществляющие экспертизы неуполномоченные (по мнению автора) специалисты делают вывод о принадлежности технического устройства к СТС НПИ на основании выявления признака «закамуфлированности» скрытых возможностей. В обоснование своих выводов специалисты зачастую ссылаются на Постановление Правительства РФ от 10.03.2000 №214, утвердившего Список видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию.

Согласно данному Списку к видам СТС НПИ причислены, например:

  • фотоаппаратура с вынесенными органами управления камерой;
  • комплекс аппаратуры передачи видеоизображения по кабельным, радио и оптическим линиями связи;
  • видеоаппаратура, закамуфлированная под бытовые предметы и т.д.

Если руководствоваться исключительно перечисленными техническими критериями, что зачатую и делают «горе-эксперты», то в качестве СТС НПИ можно смело признавать: -любую бытовую фотокамеру, оснащенную пультом дистанционного управления; -любую web-камеру, прямое предназначение которой осуществлять трансляцию видеоизображения по кабельным или радиоканалам связи; -спрятанную папой в детскую игрушку видеокамеру в целях последить за поведением ребенка в отсутствии родителей и т.д. Очевидно, что указанная экспертная логика является не столько ошибочной, сколько незаконной.

Технические критерии, перечисленные в упомянутом Постановлении Правительства РФ (Списке) и применяемые экспертами, находят в своё применение при разрешении вопросов ввоза и вызова с территории РФ специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Деятельность по ввозу и вывозу технических средств осуществляется на основании лицензии. Процесс лицензирования предполагает обязательность получения Решения ЦЛСЗ ФСБ России. Во исполнение своих полномочий ЦЛСЗ ФСБ России осуществляет экспертизу документации на специальное техническое средство и проводит его лабораторное испытание, осуществляя таким образом его сертификацию и учет в качестве СТС НПИ.

Таким образом, действующая нормативная база определяет, что для признания технического средства СТС НПИ необходимо, чтобы оно не только отвечало специальным технических критериям, но и было специально предназначено для негласного получения информации оперативно-розыскными органами. Функциональное предназначение устройства определяется единственным уполномоченным на то государственным органом в лице ЦЛСЗ ФСБ России.

Суммируя вышеизложенное, следует обратить еще обратить внимание, что диспозиция статьи 138.1 УК РФ не случайно содержит указание на то, что уголовному преследованию подлежат действия, связанные с незаконным оборотом специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Термин «предназначенных» подлежит юридическому обоснованию и доказыванию органами следствия без попыток вольного толкования и отрыва от совокупности норм действующего законодательства.

Адвокат Павел Домкин

Практика Бюро:Образец ходатайства о прекращении уголовного дела в виду провокации преступления.

Статья 138.1. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 138.1 УК РФ

1. Комментируемой статьей установлена ответственность за незаконное производство, приобретение, сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

2. Объект данного преступного посягательства, как и иных преступлений, предусмотренных нормами гл. 19 УК, составляют общественные отношения, возникающие в связи с реализацией права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений.

Непосредственным же его объектом выступает установленный законом и иными нормативными правовыми актами порядок производства, приобретения, сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

[2]

К таким средствам относятся, например, специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации, для негласного визуального наблюдения и документирования, для негласного прослушивания телефонных переговоров, для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи, для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений, для негласного исследования предметов и документов, для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов и иные.

4. Незаконность совершения действий, указанных в диспозиции комментируемой статьи, означает их совершение в нарушение установленного порядка.

Так, например, в соответствии со ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. от 28.07.2012) лицензированию подлежат разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В развитие положений данного Федерального закона принято Постановление Правительства РФ от 15.07.2002 N 526 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность» (в ред. от 24.09.2010) . Постановлением Правительства РФ от 10.03.2000 N 214 утверждено Положение о ввозе в Российскую Федерацию и вывозе из Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и списка видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию (в ред. от 08.12.2010) .
———————————
СЗ РФ. 2011. N 19. Ст. 2716; 2011. N 30 (ч. 1). Ст. 4590; N 43. Ст. 5971; N 48. Ст. 6728; 2012. N 26. Ст. 3446; N 31. Ст. 4322.

СЗ РФ. 2002. N 29. Ст. 2965; 2005. N 25. Ст. 2511; 2007. N 6. Ст. 760; 2008. N 17. Ст. 1889; 2010. N 19. Ст. 2316; N 40. Ст. 5076.

Читайте так же:  Компенсация за использование личного автомобиля в служебных целях

СЗ РФ. 2000. N 12. Ст. 1292; N 43. Ст. 4250; 2006. N 50. Ст. 5341; 2009. N 9. Ст. 1101; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 7080.

5. Объективную сторону состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, образует совершение указанных в законе действий в нарушение приведенных и иных нормативных правовых актов.

6. Под производством технических средств следует понимать их промышленное или кустарное изготовление, приспособление бытовой аппаратуры под специальные цели, ее модернизацию для негласного получения информации и др. Сбыт предусматривает передачу предмета другому лицу (хотя бы одному), обмен, дарение и т.п. В качестве приобретения может рассматриваться любая форма завладения ими. Если способ завладения предметом содержит признаки самостоятельного состава преступления (например, кража), деяние следует квалифицировать по совокупности составов преступлений.

7. Состав рассматриваемого преступления формальный. Преступление окончено с момента выполнения действий по производству, сбыту или приобретению специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

8. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что оно незаконно производит, сбывает или приобретает специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, и желает выполнить эти действия.

9. Субъект преступления общий. Им является вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Дело N45-Д07-5.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

от 15 марта 2007 г. N 45-Д07-5

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.,

судей Нестерова В.В. и Подминогина В.Н.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Тюстина П.В. о пересмотре приговора Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года и постановления президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Тюстина П.В. по доводам жалобы, мнение прокурора Гузеева К.В. о частичном удовлетворении надзорной жалобы, судебная коллегия

по приговору Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года

осужден по ч. 1 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 100 тысяч рублей, по ч. 2 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 200 тысяч рублей, по ч. 2 ст. 138 УК РФ к штрафу в размере 250 тысяч рублей,

на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 450 тысяч рублей.

Взыскано в счет компенсации морального вреда с Тюстина П.В. в пользу П. рублей.

Постановлено уничтожить вещественные доказательства.

По этому же делу Тюстина З.Н. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ , и освобождена от наказания в связи с изменением обстановки. Приговор в отношении нее в надзорном порядке не пересматривается.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года приговор изменен: постановлено считать Тюстина осужденным по ч. 1 ст . 137 , ч. 2 ст . 137 , ч. 2 ст. 138 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года). По ч. 2 ст. 138 УК РФ назначено наказание в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 250 тысяч рублей. Вещественные доказательства: компьютер, 2 диктофона, устройство «Секретарь С», адаптер с закладкой и микрофоном обращены в доход государства.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года приговор и кассационное определение в отношении Тюстина изменены: постановлено считать его осужденным по ч. 1 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 40 тысяч рублей, по ч. 2 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 70 тысяч рублей, по ч. 2 ст. 138 УК РФ к штрафу в размере 25 тысяч рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 120 тысяч рублей. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

По приговору суда, с учетом внесенных изменений, Тюстин осужден за нарушение тайны телефонных переговоров П., совершенное в период с 9 по 13 июля 2003 года с использованием своего служебного положения и специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, за незаконное собирание в тот же период и распространение в начале августа 2003 года сведений о частной жизни П., составляющих личную тайну, без его согласия, совершенные с использованием своего служебного положения, за незаконное распространение в начале января 2004 года (в приговоре ошибочно указан январь 2003 года) сведений о частной жизни П., составляющих личную тайну, без его согласия, в публично демонстрирующемся произведении.

В надзорной жалобе осужденного Тюстина поставлен вопрос об отмене приговора и последующих судебных решений и прекращении уголовного дела в части осуждения его по ч. 1 ст . 137 УК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего; о квалификации его действий по ч. 2 ст . 137 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года; в жалобе указано также, что наказание по совокупности преступлений не соответствует положениям ч. 2 ст. 69 УК РФ , судом незаконно разрешена судьба вещественных доказательств.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит, что состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Тюстина подлежат изменению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что потерпевший П. 15 августа 2003 года обратился к прокурору с заявлением по поводу противоправной деятельности Тюстина, выразившейся в незаконном прослушивании летом 2003 года его телефонных переговоров. В заявлении он указал, что запись и прослушивание телефонных переговоров нарушают его конституционные права. Он считает деятельность Тюстин противозаконной и просит разобраться в данной ситуации (т. 1, л.д. 8).

На основании этого заявления было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 138 УК РФ (т. 1, л.д. 1).

Читайте так же:  Как организовать бизнес по разведению мясных баранов

В последующем изложенные в заявлении П. сведения о преступной деятельности Тюстина, о нарушении им прав П., гарантированных ст. 23 ч. 2 Конституции РФ, полностью подтвердились, они обоснованно признаны надлежащими доказательствами и наряду с другими доказательствами положены в основу приговора по ст . 137 ч. 2 и ст. 138 ч. 2 УК РФ .

Суд правильно признал, что вышеуказанные действия Тюстин совершил с использованием своего служебного положения, так как, занимая должность главного инспектора таможенного поста, он имел доступ в служебные помещения таможни и возможность обращаться к вышестоящим должностным лицам.

Правовая оценка действиям Тюстина в этой части, с учетом внесенных в приговор изменений, судом дана правильно. Суд кассационной инстанции квалифицировал незаконные действия Тюстина по ч. 2 ст . 137 , ч. 2 ст. 138 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

Суд кассационной инстанции правильно решил также судьбу вещественных доказательств, мотивировав свой вывод в кассационном определении.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вместе с тем судебная коллегия учитывает, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст . 137 УК РФ , считаются уголовными делами частно-публичного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что потерпевший П. не обращался с заявлением в правоохранительные органы о привлечении Тюстина к уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни.

Из вышеуказанного заявления на имя прокурора видно, что П. 15 августа 2003 года обратился по поводу противоправной деятельности Тюстина, выразившейся в незаконном прослушивании летом 2003 года его телефонных переговоров, и на основании этого заявления было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 138 УК РФ .

Однако деяние, предусмотренное ч. 1 ст . 137 УК РФ , то есть организация прослушивания фонограммы телефонных переговоров П. для С. и Р., совершено Тюстиным в январе 2004 года. При этом самостоятельного заявления П. о привлечении Тюстина к уголовной ответственности именно за это деяние, в деле нет, тогда как оно необходимо в соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ.

При таких обстоятельствах судебные решения в данной части подлежат отмене с прекращением дела.

Кроме того, доводы надзорной жалобы о неправильности назначения судом наказания подлежат удовлетворению.

Все преступления, совершенные Тюстиным, в соответствии со ст. 15 ч. 2 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) признаются преступлениями небольшой тяжести. Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ в той же редакции, окончательное наказание за преступления небольшой тяжести не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В данном случае максимальное наказание предусмотрено по ч. 2 ст . 137 УК РФ — до восьмисот минимальных размеров оплаты труда, что во время совершения преступления равнялось рублей. Поэтому окончательное наказание по совокупности преступлений не может превышать указанную сумму. При таких обстоятельствах назначенное Тюстину наказание подлежит смягчению.

[3]

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 — 408 УПК РФ, судебная коллегия

1. Надзорную жалобу осужденного Тюстина П.В. удовлетворить частично.

2. Приговор Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года в отношении Тюстина П.В. в части осуждения по ст . 137 ч. 1 УК РФ отменить и на основании ст. 24 ч. 1 п. 5 УПК РФ дело производством прекратить за отсутствием заявления потерпевшего.

Уменьшить размер штрафа, назначенного по ст . 137 ч. 2 УК РФ , до 60000 рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст . ст . 137 ч. 2 , 138 ч. 2 УК РФ , назначить ему наказание в виде штрафа в размере 70 тысяч рублей.

В остальной части те же судебные решения в отношении него оставить без изменения.

Приговор по статье 138.1 УК РФ (Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации)

Приговор Анапского районного ссуда Краснодарского края по статье 138.1 УК РФ «Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Анапа «29» июня 2016 года

Судья Анапского районного суда Краснодарского края С.В.П.,

с участием государственного обвинителя помощника Анапского межрайонного прокурора ТЮ.А.,

защитника адвоката Х.Ю.В., представившей удостоверение 000 и ордер 000 от 29.06.2016 года,

при секретаре П.М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении К.С.Н., 00.00.0000 года рождения, уроженца (…) — на — амуре (…), гражданина РФ, холостого, образование среднее техническое, военнообязанного, неработающего, зарегистрированного и проживающего по адресу: (…), ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Подсудимый К.С.Н. незаконно приобрел и сбыл специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации.

Преступление совершено подсудимым при следующих обстоятельствах.

В судебном заседании подсудимый К.С.Н. свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ признал полностью, согласился с предъявленным ему обвинением.

Подсудимый К.С.Н. осознает последствия и характер заявленного им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, ходатайство было заявлено подсудимым добровольно и после проведения консультаций с защитником, о чем подсудимый К.С.Н. и его защитник адвокат Харламова Ю.В. пояснили суду, государственный обвинитель не возражал против применения особого порядка судебного разбирательства, и поэтому суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый К.С.Н. обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, поэтому суд постановляет обвинительный приговор.

Действия подсудимого К.С.Н. суд квалифицирует по ст. 138.1 УК РФ как незаконные приобретение и сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

При определении вида и размера наказания подсудимому К.С.Н. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельства при которых оно было совершено, отношение подсудимого к содеянному, виновным себя признал, в содеянном раскаялся, данные о его личности, ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, семейное положение, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Обстоятельством, смягчающим наказание подсудимому суд признает явку с повинной и активное способствование расследованию преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому судом не установлено.

Читайте так же:  Беженцы и переселенцы — определения статусов

С учетом изложенного суд приходит к выводу о том, что исправление и перевоспитание подсудимого К.С.Н. возможно без изоляции его от общества и поэтому назначает ему наказание, не связанное с лишением свободы – ограничение свободы.

Руководствуясь ст.316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать К.С.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.138.1 УК РФ, и назначить ему наказание два года ограничения свободы.

Установить осужденному К.С.Н. следующие ограничения: не уходить из дома, в котором он проживает, с 23 часов вечера до 6 часов утра; не посещать развлекательные и увеселительные заведения, расположенные в пределах территории муниципального образования г-к Анапа; не выезжать за пределы территории муниципального образования г-к Анапа; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях; не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Обязать осужденного К.С.Н. являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не реже одного раза в месяц для регистрации.

Контроль за поведением осужденного К.С.Н. возложить на уполномоченного на то специализированный государственный орган — филиал по городу Анапе ФКУ УИИ УФСИН России по Краснодарскому краю.

Меру пресечения – подписку о невыезде и надлежащем поведении осужденному К.С.Н. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Вещественные доказательства: специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации — наручные часы, хранящиеся в комнате хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Анапа – уничтожить; кассовый чек от 2.10.2015г., сопроводительное письмо 000 от 30.10.2015г., рапорт 000 от 22.09.2015г., акт осмотра документов от 24.09.2015г. на 7 листах, приложение к акту — CD-R диск с фотографиями; сопроводительное письмо 000 от 24.09.2015г., информационное письмо 000 от 14.10.2015г. на 1 листе, заключение специалиста 000НП от 16.10.2015г. на 10 листах, рапорт об обнаружении признаков преступления от 27.10.2015г. на 1 листе, постановление о продлении срока проверки сообщения о преступлении от 29.10.2015г., рапорт от 30.10.2015г. на 1 листе, постановление о передачи материала проверки по подследственности от 30.10.2015г., постановление о предоставлении результатов ОРД следователю от 30.10.2015г., хранящиеся при материалах уголовного дела – оставить в деле.

Приговор по статье 138.1 УК РФ (Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Краснодарского краевого суда в течение десяти суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ.

Первая Центральная Коллегия Адвокатов

Квалифицированная помощь адвокатов по любым правовым вопросам в Иркутске — тел.(3952)24-39-93

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за авторучку с видеокамерой.

В обыденной жизни, до определенного времени, приобретение и использование ручек с видеокамерой, аудиозаписью являлось безобидной забавой. С введением же в 2011 году в Уголовный кодекс РФ статьи 138.1, количество уголовных дел за производство, приобретение, сбыт подобных товаров, стало расти, а возможное наказание по указанной статье вплоть до лишения свободы на срок до четырех лет.

Если взглянуть на судебную практику по таким делам, то мы увидим подавляющее большинство обвинительных приговоров. При детальном же изучении судебной практики видно, что следственные органы и суды не особо вникают в суть вопроса и подходят формально, основываясь только на признательных показаниях обвиняемого и поверхностных заключениях экспертиз, и не учитывают правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 №3-П.

Статья 138.1 УК РФ говорит о незаконном производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Однако, в указанной норме не раскрывается понятие специальных технических средств.

В Постановлении Правительства РФ от 16.04.2012 №314 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя)» содержится определение «электронного устройства, предназначенного для негласного получения информации». Согласно этому определению, под электронным устройством, для негласного получения информации понимается специально изготовленное изделие, содержащее электронные компоненты, скрытно внедряемое (закладываемое или вносимое) в места возможного съема защищаемой акустической речевой, визуальной или обрабатываемой информации (в том числе в ограждения помещений, их конструкции, оборудование, предметы интерьера, а также в салоны транспортных средств, в технические средства и системы обработки информации).

Постановлением Правительства РФ от 01.07.1996 №770 закреплен Перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Однако, в названном перечне, специальные технические средства указаны только с учетом общих принципов их действия (фиксация акустической информации, визуального наблюдения, прослушивания телефона и т.д.).

При решении вопроса о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст.138.1 УК РФ, необходимо учитывать правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 №3-П.

Применительно к преступлению, предусмотренному ст.138.1 УК РФ, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое представляет собой совершаемые с умыслом и в нарушение законодательно установленных порядка и условий производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных именно для негласного получения информации. Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, и суд не только установить сам факт совершения указанных действий, но и доказать их противозаконность и наличие умысла на их совершение, при этом возможность привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст.138.1 УК РФ, исключается, если соответствующее деяние совершено по неосторожности.

Читайте так же:  О правах работающего пенсионера

Касательно технических средств, указанных в ст.138.1 УК РФ, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые. Обнаружение, таких средств, в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств. Также, такие средства, должны обладать техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах, и функционально должны быть предназначены для использования специальными субъектами.

Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения.

По поводу авторучки с видеокамерой можно отметить, что речь идет о многофункциональном приборе, специально не предназначенным для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами, т.е. путем письменной, акустической и визуальной регистрации информации. В данном случае, речь идет не о закамуфлированном устройстве, а об устройстве целевого назначения не запрещенного законом и не ограниченным в обороте.

Более того, если объектив камеры можно обнаружить при простом визуальном осмотре, без применения специальных средств обнаружения, то такое средство нельзя считать специальным средством для негласного получения информации.

Также необходимо отметить, что если изделие было изготовлено не для получения сведений, к которым не имеет доступа лицо, использующее эту авторучку (или иной предмет), а для фиксации разными способами информации, которая итак доступна указанному субъекту, например, записывать в аудио и/или видео режиме разговор, участником которого он является, то в действиях указанного лица отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.138.1 УК РФ.

Консультацию подготовил адвокат Невидимов Г.А. 28.10.2015г., г.Иркутск

юридические консультации, юридические услуги, защита адвоката по уголовным делам, на предварительном следствии, суде в Иркутске (уголовный адвокат) по тел.8950-100-89-25

Статья 138.1 УК РФ. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Полный текст ст. 138.1 УК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2019 год. Консультации юристов по статье 138.1 УК РФ.

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, —
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(Статья дополнительно включена с 8 декабря 2011 года Федеральным законом от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ)

Комментарий к статье 138.1 УК РФ

1. Состав преступления:
1) объект: общественные отношения, связанные с осуществлением гражданами конституционного права на тайну личной жизни, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан;
2) объективная сторона: состоит в незаконном производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;
3) субъект: физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления возраста 16 лет;
4) субъективная сторона: прямой умысел. Виновный осознает, что он изготавливает (приобретает, сбывает) специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации, и желает совершить эти действия.

2. Применимое законодательство. Конституция РФ (ч.1, 2 ст. 23).

3. Судебная практика:
1) постановлением КС РФ от 31.03.2011 N 3-П признана не противоречащей Конституции РФ уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;
2) кассационным определением Московского городского суда от 21.05.2012 по делу N 22-6360 оставлен без изменения приговор суда в отношении гр.К., признанного виновным в незаконном сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Согласно заключению судебной экспертизы специальных технических средств, портативный цифровой видеорегистратор (фото/видеокамера и микрофон), закамуфлированный в предмет нестандартного функционального назначения (наручные часы), является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения визуальной и акустической информации с записью во встроенную память, находится в работоспособном состоянии и может использоваться для негласного получения и регистрации акустической информации и негласного визуального наблюдения и документирования.

Консультации и комментарии юристов по ст 138.1 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 138.1 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Видео (кликните для воспроизведения).

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Источники


  1. Волкова Т. В., Гребенников А. И., Королев С. Ю., Чмыхало Е. Ю. Земельное право; Ай Пи Эр Медиа — Москва, 2010. — 328 c.

  2. Сборник постановлений пленума верховного суда СССР. (1924-1977 гг.) (комплект из 2 книг). — М.: Известия Советов народных депутатов СССР, 2016. — 822 c.

  3. ред. Яблоков, Н.П. Криминалистика: Практикум; М.: Юристъ, 2011. — 575 c.
  4. История и методология естественных наук. Выпуск XXX. Физика. — М.: Издательство МГУ, 2017. — 200 c.
  5. Жанна, Владимировна Уманская История и методология науки. Учебник для бакалавриата и магистратуры / Жанна Владимировна Уманская. — М.: Юрайт, 2016. — 653 c.
Ст.138.1 ук рф судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here